Эксклюзив

Стал экотуристом – помог защитить природу
12 ярких фестивалей на Золотом кольце, которые стои...
Крым сегодня: плюсы и минусы
Владимир ПЕРОВ: 2020 стал годом возможностей для вн...
В Дагестане реализуется крупный этнографический про...
Константин ЗАБРОДИН, руководитель курорта ЗАВИДОВО:...
Все о тракторах расскажут в Чебоксарах
Генеральный директор судоходной компании «Созвездие...
Пять причин принять участие в межуднародном маркети...
Капитан теплохода «Дмитрий Фурманов»: «Круиз – это...
Цены на авиабилеты вырастут на 50%, но это не точно...
Артем Литвин: «Волжские рассветы и закаты уже соску...
СОБЫТИЙНЫЙ 2020 ГОД – ПРОВАЛ ИЛИ НОВЫЕ ФОРМАТЫ?...
Для спасения туризма важны кадры
Летние ЗОЖ-фестивали 2020 года
Гернод Лоозе: в России детский туризм развит лучше,...
Эверест готов принять альпинистов. Но спортивный ту...
«Красноярские Столбы»: спрос на экологический туриз...
Курорт «Завидово» готовит новинки для гостей к пред...
Первые селфи, шпионские фотокамеры и аналоговая фот...
Ноябрьск – южные ворота Ямала
Сахалинский туризм – цифры и факты
Андрей МИХАЙЛОВСКИЙ: «Речной круиз – лучший способ...
Денис ДЮПИН: «Отдых на реке идеален для жителя мега...
РЕКОН 2018: как продвигать исторические реконструкц...
Событийный туризм: прорывы и разочарования
Александр Пряников: «Я понимаю, что нашего предприн...
«ProДвижение». Правила игры интернет-маркетинга...
Илья Кострикин: «Выбирайте направления, где вы еще...
Осень в Воронеже
NJohn: «Россия - страна, где живут самые добрые и г...
Приморье готовится к сезону большого дрифта
Евгения Подберезкина: «Делайте все от чистого сердц...
Мария Ост: «Россия - необыкновенная страна, не похо...
Выстрелы пушек и звон мечей. «Фестиваль друзей» на...
Научная конференция для всех желающих. Воронеж приг...
«Вкусные» праздники Чаплыгинского района
Если не мы, то кто? Зачем нужен детский рыболовный...
Воронеж спешит поделиться «самым-самым»
«AMAKS конгресс-отель»: не пасовать перед сложной э...
На оперу – в Воронеж!
Чечня гостеприимная
На фестиваль? В Самарскую область!
Гороскоп путешественника: весна-лето 2016
Оружейная столица России приглашает на фестивали...
История о том, как местный праздник превратили в ме...
Конкурс завершается, жюри – в панике
Новый год в Татарстане: Кыш Бабай и Казанский Кот...
На автомобиле – через континент
Россия в миниатюре
Белый город, белый мел, белый праздник
Кулинарные традиции Дальнего Востока
О Никите-стрельце и свияжском прянике
фотовыставка "Путешествутйте дома" в Шереметьео
Фотоконкурс «Путешествуйте дома». Послесловие
С нами кашу сваришь!
фестиваль "Остров.ру", Ольга Кормухина, Московская область, Зарудное
«Остров.ру» доброты и качественной музыки
Главное – не замыкаться в себе
Вологодская область. Туризм нового формата
Крым фестивальный
Жизнь в режиме онлайн
Вместе делать общее дело
Снегурочка ждет в гости!
Республика Коми: безграничная и поразительная
Приезжайте к Кыш Бабаю!
Большая гонка большой России. Второй год под флагом...

Репортаж

Поиск

Вы здесь


Откуда в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике дорога из надгробных плит?

Каждый, кто хоть раз прогуливался по территории Кирилло-Белозерского музея-заповедника, невольно натыкался на надгробные плиты, которыми в конце XVIII века была вымощена площадка у Успенского собора, Трапезной палаты и церкви Кирилла Белозерского. Многие камни на этой дорожке до сих пор хранят имена монахов, живших ранее в Кирилло-Белозерском монастыре. Как появилась мостовая из надгробий и где было «лежать» почётнее – об этом расскажет заведующая научным отделом Кирилло-Белозерского музея-заповедника Людмила Теребова:

«Дата сооружения вымостки относится к концу XVIII века, она примыкает вплотную к стене собора и его западной пристройке, сооруженной в 1791 году. Просуществовала мостовая в таком виде недолго, чуть более 30 лет. Уже к 1825 году поверх намогильных плит на слое песчаной подсыпки была положена дорожка из каменных квадратных тёсаных плит, сохранявшаяся до XX века. В 1995 году в ходе работ по срезке грунта возле Успенского собора мостовая была раскрыта. Причиной сооружения тротуара из столь необычного материала стала, вероятно, его дешевизна и доступность, что было немаловажно в условиях ухудшения материального благосостояния обители на рубеже XVIII‒XIX веков. 

Для сооружения мостовой решено было использовать древние надгробия, которые погружались в землю, зарастали травой и уже не выполняли своей функции. В тоже время освободилась часть надгробных плит после строительства в 1780-х годах нового здания церкви Кирилла. Новый храм по размерам значительно превзошёл первоначальную постройку. Захоронения, расположенные у алтаря и южной стены церкви, оказались под стенами нового здания, поэтому надгробия с них были сняты».

Описания «мостовой» имеются в записках многих путешественников, посещавших Кирилло-Белозерский монастырь в конце XVIII ‒ начале XIX века. Наиболее подробно её описывает Константин Матвеевич Бороздин, который в 1809 году совершил путешествие по северной части России и посетил обитель. 

В заметках об этой поездке сказано следующее: «…осмотрев соборную площадь, Бороздин отправился к настоятелю. Из собора к его кельям вела дорога, устланная плитами. Бороздин заметил, что все плиты с высеченными на них надписями. На вопрос его провожатому что это за плиты, он получил ответ, что это камни, снятые со старых надгробных памятников. Рассмотрев их внимательнее, он увидел несколько камней с именами, принадлежащими к одному из наших знаменитых и богатых родов. Придя к настоятелю, Бороздин завёл разговор о плитах и, объяснив о неприличии такого распоряжения, дал совет восстановить разрушенные надгробные памятники. Настоятель обещал всё это выполнить. 
На возвратном пути Бороздину пришлось проезжать через тот же монастырь. Он обратил внимание на дорогу от собора к настоятельскому дому и нашёл, что надписи были все тщательно сглажены». 

Подтверждение этому – камни с чищенными заглавиями. Их и сейчас можно увидеть на дороге, ведущей от Успенского собора к церкви Кирилла.

«Всего в вымостке насчитывается около 150 валунов, 4 мельничных жернова и около 10 фрагментов тесаных известковых плит, –  рассказывает заведующая научным отделом Кирилло-Белозерского музея-заповедника. –  Исследователи считают, что выкладка происходила, по-видимому, не бессистемно. Так пять надгробий с могил настоятелей монастыря располагались на одном из самых почётных участков ‒ проходе между южной стеной Успенского собора и ц. Архангела Гавриила.  Все упомянутые здесь настоятели возглавляли обитель в XVII веке».

На необычной мостовой Кирилло-Белозерского музея-заповедника можно увидеть плиту игумена Сильвестра, который возглавлял Кирилло-Белозерский монастырь с 1604 по 1606 год. После ухода с должности настоятеля, Сильвестр проживал в Кирилло-Белозерском монастыре, где 21 ноября 1625 года умер и был захоронен. На неровной поверхности плиты выбита надпись вязью в две строки: «1625-го ноября в 21 день / преставися игумен Сильвестр». Здесь же и надгробия игумена Серапиона Травина, бывшего настоятелем монастыря с 1628 по 1631 год; плиты архимандритов Тимофея и Иосифа, руководивших обителью в XVII столетии, и других.

Заведующая научным отделом музея Людмила Теребова отметила, что использование намогильных плит, как строительного материала, для Москвы и Подмосковья XVII‒XVIII веков явление нередкое. Пример тому ‒ покрытие из белокаменных надгробий в скиту Воскресенского Новоиерусалимского монастыря. Но для Русского Севера это уникальная находка, аналогов которой в других северных обителях не известно.

Интересно, что плиты эти находятся на том же месте, где их обнаружили, и являются теми предметами музея, на которые можно не только смотреть, но и потрогать. Именно по ним мы ступаем, гуляя по Соборной площади Кирилло-Белозерского музея-заповедника, – живой истории тех лет. 

Увидеть те самые надгробия помогут сотрудники Кирилло-Белозерского музея-заповедника, которые сняли видеосюжет для всех интересующихся данной темой. Смотрите его на канале музея.
 

2020, 14 Апрель

Страницы


Подружиться в соцсетях

   

Забронировать гостиницу

   

Создано при поддержке vltop.ru