Поиск

Эксклюзив

Денис ДЮПИН: «Отдых на реке идеален для жителя мега...
Александр Пряников: «Я понимаю, что нашего предприн...
Событийный туризм: прорывы и разочарования
РЕКОН 2018: как продвигать исторические реконструкц...
«AMAKS конгресс-отель»: не пасовать перед сложной э...
Выстрелы пушек и звон мечей. «Фестиваль друзей» на...
Научная конференция для всех желающих. Воронеж приг...
«Вкусные» праздники Чаплыгинского района
Воронеж спешит поделиться «самым-самым»
Если не мы, то кто? Зачем нужен детский рыболовный...
NJohn: «Россия - страна, где живут самые добрые и г...
Мария Ост: «Россия - необыкновенная страна, не похо...
Евгения Подберезкина: «Делайте все от чистого сердц...
«ProДвижение». Правила игры интернет-маркетинга...
Илья Кострикин: «Выбирайте направления, где вы еще...
Осень в Воронеже
Все о тракторах расскажут в Чебоксарах
Приморье готовится к сезону большого дрифта
На оперу – в Воронеж!
фотовыставка "Путешествутйте дома" в Шереметьео
Фотоконкурс «Путешествуйте дома». Послесловие
С нами кашу сваришь!
О Никите-стрельце и свияжском прянике
Кулинарные традиции Дальнего Востока
Белый город, белый мел, белый праздник
На фестиваль? В Самарскую область!
Чечня гостеприимная
Гороскоп путешественника: весна-лето 2016
Оружейная столица России приглашает на фестивали...
История о том, как местный праздник превратили в ме...
Конкурс завершается, жюри – в панике
На автомобиле – через континент
Новый год в Татарстане: Кыш Бабай и Казанский Кот...
Россия в миниатюре
фестиваль "Остров.ру", Ольга Кормухина, Московская область, Зарудное
«Остров.ру» доброты и качественной музыки
Главное – не замыкаться в себе
Вологодская область. Туризм нового формата
Крым фестивальный
Жизнь в режиме онлайн
Вместе делать общее дело
Снегурочка ждет в гости!
Республика Коми: безграничная и поразительная
Приезжайте к Кыш Бабаю!
Большая гонка большой России. Второй год под флагом...

Присоединяйтесь!

Вы здесь

Куда приводят мечты, или рыбалка на Ямале

Скажу сразу – это не первое мое путешествие в отдаленные уголки нашей необъятной родины. И на Кольском был, и на Приполярном Урале, и на притоках Подкаменной Тунгуски… Но Ямал завораживал и манил уже не первый год.
Нас собралось пятеро - любителей путешествий, охоты, рыбалки и известной степени экстрима. Совместно решили туда ехать на поезде Москва - Лабытнанги, а возвращаться самолетом из Салехарда. Очень уж хотелось и уральский хребет пересечь, и ледовую переправу через Обь – романтика дальних дорог была жива в каждом из нас. В итоге был выбран самый экстремальный, но и самый интересный на наш взгляд вариант путешествия: с проживанием в настоящем чуме в ямальской тундре и с посещением стойбища оленеводов, затерянного на северных просторах еще в нескольких часах езды от нашего пристанища.

На ж/д вокзале Лабытнанги нас на микроавтобусе встретил Сергей – организатор тура. В Салехарде закупили продуктов в супермаркете. Везти что-то из Москвы не имеет смысла - абсолютно все можно приобрести в местных магазинах. Переоделись в теплом гараже, приняли за знакомство по 100 грамм, прыгнули в снегоходы и вперед - на север, в тундру.
Наш путь лежал по зимней ледовой дороге, проложенной прямо по Оби до рыбацкого поселка Ямбура, - 75 км. На окраине был поставлен настоящий чум, где нам и предстояло прожить целых пять дней.

Дорога заняла три часа, и вот вдалеке замерцали огни рыбацкого поселка. Пересекли Обь - ширина ее в этом месте составляет 6,5 км, и по реке Щучьей двинулись вверх к нашему жилищу. Через 10 минут в свете фар снегоходов показался чум.
Душа ликовала: небо усыпано мириадами звезд, морозец минус 22, свежайший воздух, ни ветерка, и посреди белого безмолвия возвышается сооружение, которое каждый из нас раньше видел только на картинках или по телевизору. Тогда мечта побывать в этих местах казалась совсем недосягаемой, далекой. А тут вот он, чум, стоит рядом, и можно не просто подойти и пощупать его, но и в течение недели жить в нем, ощущая себя настоящим кочевником.

Перед чумом лежали дрова, укрытые от снега ковриком, стояли канистры с бензином для снегоходов, мотобура и генератора. Внутри припасены туристические коврики, спальники, посуда и прочая утварь. Генератор позволил нам иметь свет, что очень удобно – даже днем в чуме темно, несмотря на наличие небольшого полиэтиленового окна. Кроме того, мы могли заряжать фото- и видеотехнику.

В первый день мы рыбачили на реке в получасе езды на снегоходах от нашего чума. День выдался солнечный и безветренный. Лед толщиной 1 – 1,2 метров с трудом поддавался под натиском буров. Применение мотобура не всегда оправдано – его использовали только для расстановки жерлиц.

Каждый готовился к этой рыбалке, как мог: смотрел сайты в Интернете, закупал блесна, поводки, удочки - в меру своего представления о ямальской щуке. А представляли ее все этаким гигантом, который не особо разборчив в приманках и отхватит все, что попадет в поле его зрения, даже руку в лунку засунуть было страшно. Но этот миф мы быстро развенчали, и вот уже у одного из моих товарищей звякнул фрикцион, и запела, как струна, леска. Вскоре на льду кувыркалась пятнистая красавица. Весы показывали 3,5 кг. Как и полагается в таких случаях, первая щука после взвешивания и короткой фотосессии была отпущена на волю.

В этот день ловили все. И так же исправно работали жерлицы. Мы по очереди подбегали к горящим флагам, что бы у каждого были равные шансы побороться с будущим трофеем. Но самой крупной щукой, пойманной в этот день, оказалась красавица весом 4,5 кг, а «гвоздем» рыбалки стал экземпляр чуть более 5 кг. Забегая вперед, скажу, что у местных аборигенов, как их там называют «националов», рыба ловилась крупнее, и ее явно было больше. Видели мы у них и на 7, и на 10 кг. Честно пойманная отвесным блеснением. Они, местные то есть, кстати сказать, не прятались от нас, а ловили тут же, рядом, засверливая лед. Но где «национал» вытаскивал 5 рыбин, мы - одну. Да и места они нам не боялись «сдавать», чувствуя, что мы им не конкуренты в их родных местах.

Хорошие они люди – отзывчивые и гостеприимные. Общались мы с некоторыми: кто в гости к нам в чум заглядывал, кто заворачивал, когда мимо на буране по реке проезжал, – узнать, как клюет сегодня. На помощь, что случись в тундре, всегда придут. Но и к себе эти люди требуют уважения: придешь к ним с добром – будешь лучшим другом и гостем в их чуме. Север - без взаимовыручки здесь не прожить.

Очень интересно, сидя вечером в чуме у потрескивающей огнем печки, слушать рассказы старого ханта-оленевода о его молодости, о нелегком труде, о кочевой жизни. Узнавать новое о людях, которые не сами выбирали этот край земли, а родились здесь и научились жить, трудиться, любить, рожать детей.
Уже далеко за полночь мы ложимся спать, а в голове еще долго всплывают непривычные, незнакомые слова: кесы, малица, хорей, нюка, аргиш… Здесь все по-иному, и, казалось бы, самые простые вещи приобретают совершенно другой смысл.

День за днем мы рыбачим в разных местах, уезжая все дальше и дальше от чума в разных направлениях. Рыбалка везде трудовая – а ну-ка, посверли метровый лед! А ведь если не клюет после 20 минут на одной лунке, приходиться искать рыбу, вновь и вновь вращая ледобур, в конце уже по самую рукоять, на коленях, из последних сил.

В очередной день началась пурга – ветер жуткий, лечь на него можно, если руки расставить, видимость – ноль.

 

Приезжаем – чум изрядно потрепало, несколько шестов валяется рядом, нюка (одеяла из оленьих шкур, которыми укрыт чум, как правило, шьются из 25-40 шкур каждое) ослабла. Быстро приводим все в порядок – мороз не дает расслабиться. Дальше все уже отлажено: генератор, дрова, печь. Можно раздеться и отдохнуть.
Сегодня Сергей угощает нас деликатесами: малосольная нельма, строганина из нельмы, вареная оленина и горячий суп из нее же. Вкуснятина – за уши не оттащишь. Все причмокивают, по кругу идет разведенный водой из реки спирт. За стенами чума бушует полярная метель, а здесь тепло. Опять рыбацкие байки, истории из жизни. Все смеются. У всех на душе оттаяло.

В последний день нам удается побывать на стойбище оленеводов. Две семьи, два чума. Женщины, дети.

Встречает хозяин чума Миша – это по-русски, по-хантыйски не выговоришь. На пригорке пасется стадо оленей, 500 голов. Кругом нарты с необходимым скарбом. Оленьи упряжки с нартами – это нас покатать.

 

Красавец-олень склоняет голову – делаю снимок. Восхищен его красотой. Говорят ненцы и ханты – дети оленей. Никуда им без них. Это и одежда, и пища, и утварь, и много другое.

 У чума глыбы льда – это Миша привез с озера. Так оленеводы добывают зимой воду. Нас приглашают в чум на праздничный обед. Накрыт стол: и строганина из рыбы, и сырая оленина - все как полагается. За столом ухаживают женщины. Обе в нарядных национальных костюмах. Девушки смеются – им непривычно нас видеть, мы для них как дикари. Горячий бульон, затем чай с настоящей тундровой брусникой на сахаре. Ягода маленькая, но сила, которую она вобрала в себя за короткое полярное лето, огромна. Понимаю, что не болеют тут так часто, как мы в своем Подмосковье, а если и болеют – силой и богатствами тундры лечатся.

Пробуем все, что можно попробовать. Времени у нас немного. Путь обратно долгий. Сюда на снегоходах три часа ехали по голой тундре. Катаемся на нартах, объезжаем стадо, фотографируем.

Я пробую кидать тынзян (аркан) – неожиданно получается. Сначала мне его укладывает Миша, затем уже я сам. Сколько кидаю - всегда удается вытянуть тынзян во всю длину, а это более 25 метров, и каждый раз заарканиваю оленя. Миша удивляется, друзья смеются, что у меня еще один профессиональный праздник появился – день оленевода.

Спустя два дня сижу в теплой квартире на мягком диване. На кухне на газу кипит чайник. Дети моются в горячей ванной. Полный холодильник еды. Передо мной на стене карта России. Я смотрю на то место, где глубоким кривым разрезом в материк простирается Обская губа. Читаю надпись: полуостров Ямал. И не могу поверить, что два дня назад я был там – на краю земли, где в чуме оленевода на печке в котле растапливается лед, чтобы попить чаю и сварить что-то горячее на ужин. Где по тундре свободно гуляют северные олени, летают белые, как снег, куропатки, бегают пушистые песцы, а в реках обитают огромные щуки, нельмы, муксуны. Где живет северный народ, забота которого - выжить в этих условиях, вырастить своих детей.

Сижу и думаю: может, я туда еще вернусь, ведь где-то там еще плавает непойманная мной щука на 15 кг - мой ямальский трофей.

Сергей Палкин

Фото автора

Регион: Ямало-Ненецкий автономный округ
Дата публикации: вс, 04/28/2013 - 22:21


Подружиться в соцсетях

 

Информационная поддержка

Фоторепортаж

 

Создано при поддержке vltop.ru